Наталья Стрижова: «Я очень надеюсь, что туризм сможет остановить угасание Диксона»

В арсенале красноярского туристического оператора «Полония» много уникальных маршрутов, в том числе по труднодоступным уголкам региона. Среди них и круизы по Енисею, и посещение плато Путорана, и даже тур к месту падения Тунгусского метеорита.

Директор компании Наталья Стрижова рассказала RATA-news об одной из своих недавних разработок – туре в Диксон, по самому легендарному поселку и его порту, который хранит историю освоения Северного морского пути, а также по тундре полуострова Таймыр и побережью Карского моря.

- Сколько времени ушло на подготовку этого тура?

- Вообще, сама я в Диксон езжу очень давно. По заявкам, если просили, мы организовывали и туры. Но в графике этих маршрутов не было. Потом решили попробовать – начали готовиться, изучать, искать оптимальный вариант, как работать. Ведь это непросто – Таймыр большой, подойти к одной точке можно с разных сторон.

Последние годы, примерно лет шесть, начали ставить Диксон в график. Сначала в комплексный тур «Мы были на Таймыре», а затем и в другие.

- Расскажите про итоги 2018 года и планы на 2019-й.

- В 2018-й сложился неплохо. Я не люблю говорить о количестве обслуженных туристов. Главное, что они есть! И определенный поток уже сложился.

На Диксоне в этом году мы отработали историческую часть нашей программы, а также стояли лагерем на Карском море, на берегу Чичагова. Это место в северо-западной части Таймырского полуострова, длиной около 200 км – от устья Енисея до устья Прясина. Огромная территория, которую можно исследовать. От нашей базы мы с туристами ходим в походы до 10 км на восток и до 3-4 км на запад по красивейшим заливам.

И на 2019 год мы ставим в график уже самостоятельные маршруты на Диксон, которые, я надеюсь, будут востребованы. Но их можно будет объединять с другими турами по Красноярскому краю, например, с круизом по Енисею. Также он будет доступен и в составе нашего тура «Мы были на Таймыре», в котором туристы, помимо Диксона, посещают плато Путорана и Бреховские острова.

Мы планируем четыре заезда. Это то, что мы сейчас можем физически сделать, и то, что в состоянии принять сам Диксон. Заезд первой группы запланирован на 20-е числа июля. Лето очень короткое – во второй половине августа уже начинаются шторма, ветра, и самолеты могут задерживаться. Лето 2018 года, например, было довольно штормовым. Но мы, хотя и с большим трудом, но все программы выполнили. А вот предыдущее лето было солнечным, безветренным, мы гуляли по тундре без шапок, а заливы стояли как зеркало. Так что раз на раз не приходится.

- Что сейчас представляет собой поселок Диксон?

- Он постепенно пустеет – чем дальше, тем жителей в нем меньше. Работы почти нет, остались только самые необходимые специальности – в кочегарке, в школе, детском саду, на почте, в администрации. Почти везде по одному, два-три сотрудника. По нескольку человек – в аэропорту и школе. На весь поселок один фельдшер. Работают два небольших магазинчика. Жителей осталось человек 300 из пяти тысяч.

В 2017 году снесли четыре двухэтажных дома, а в 2018-м приступили к этому делу более массово. Начали сносить здания, которые еще пригодны для проживания. Разрушают историю, а жаль… Администрация писала заявку, чтобы два строения (бывшей портовой столовой и административное здание морского порта, построенные в 1934 году, оба очень красивые, деревянные) внесли в объекты культурного наследия, но получили отказ.

А ведь дерево в условиях Арктики очень хорошо сохраняется, дом может стоять 200-300 лет. И когда мы начали возить туристов в Диксон, люди немного призадумались – а стоит ли разрушать историю? Может быть, и я почему-то на это надеюсь, туризм поможет в какой-то степени остановить этот процесс.

- На берегу Карского моря у вас стационарный лагерь?

- Да, это небольшая база недалеко от рыбацкого промысла. Несколько отдельно стоящих балков для проживания и баня.

Капитальных зданий там, конечно, нет. Балок – жилье мобильное, что-то вроде теплого вагончика с печкой. Мы в любой момент можем переместиться в другое место, если найдем более удобное и интересное. Пока же планируем 2-3 года простоять там, где обустроились сейчас. База вмещает до 15 человек. Увеличим ее, возможно, до 20. Больше и не нужно. Когда группа многолюдная, возникают сложности с перевозкой – вездеходного транспорта, способного передвигаться по тундре, там не так много.

- Где начинаются туры?

- Прилетаем мы в Диксон. Оттуда до базы ехать довольно долго, строго на север – на берег Карского моря. И дело не в километраже, а именно в сложности дороги – нужно объезжать болота, камни и т.п. В зависимости от погоды в среднем едем полдня.

- Чем заполнены дни туристов – что показываете и рассказываете?

- Самолет летает по средам, но могут быть накладки в расписании, поэтому первый день у нас обычно уходит на дорогу и размещение. В Диксоне нет гостиниц, под это оборудованы квартиры, но они в хорошем состоянии, есть холодная и горячая вода, отопление круглый год. По прилету отдыхаем, ужинаем, и если остается время, ведь там же полярный день, то сразу идем на экскурсию по поселку. Закладываем два часа, но этого обычно бывает мало – ходим, пока хватает сил.

На следующий день, в четверг, перемещаемся в тундру, в наш лагерь на берег Карского моря. Приезжаем, размещаемся, и все сразу бросаются гулять и фотографировать окрестности. Снимать там можно практически каждый шаг – настолько удивительна природа и ландшафты.

На пятницу запланирован поход на восток – идем далеко, дорогая трудная, по тундре, болотам, ручьям, вдоль заливов. Берега там высокие, обрывистые, скалистые. Мы спускаемся к морю, к снежникам, которые никогда не тают, идем по болотам и ручьям, сапоги – наша походная обувь. Несколько шагов – и новая панорама, совсем другое освещение. Море то свинцового цвета, то синее. Возвращаемся уставшие, ужинаем. Но, поскольку светло, туристы не ложатся спать рано – идем к рыбакам, которые стоят неподалеку, смотрим, как они работают, вытаскивают сети, и как над всем этим носятся чайки. Впечатлений выше крыши!

В субботу идем на запад. Там тоже шикарные заливы, но попадается и заброшенное жилье, избушки 30-40-х годов постройки, которые нормально сохранились. По берегам встречается сердолик и янтарь. Песок черный, пляжи ровные, живописные. Растительность яркая, очень много цветов – тундра в это время невероятно красивая. Встречаются куропатки, белая сова, может пробежать песец. Вечером – баня, костер, рыба на углях, пирог в тандыре.

В воскресенье готовимся уезжать, но короткую вылазку по окрестностям успеваем сделать. Затем возвращаемся в Диксон, чтобы продолжить экскурсию по нему.

- Что смотрите в Диксоне?

- В первую очередь порт, грузовой терминал – там немало исторических зданий, которые были построены во время Великой Отечественной войны. Много памятных табличек.

В понедельник мы очень рано на катере вместе с работниками, которых везут в аэропорт, едем на остров Диксон и весь день проводим там. Ни одного жителя нет – заходи куда хочешь. Например, в две заброшенных воинских части, которые были покинуты еще в 1974 году, – мы смотрим, как жили солдаты и командирский состав. Потом заходим в школу, изучаем, какие записи оставили дети на досках. Посещаем памятник североморцам. В 17.00 возвращаемся на катере назад.

Во вторник продолжаем экскурсию по поселку, осматриваем памятники – их там, на удивление, много. Кругом разруха, а они стоят. Идем в поход за пределы Диксона – туда, где раньше была промысловая охотничья станция, и сохранились здания и другие интересные памятные места. В этот же день посещаем работающую школу. В ней всего 35-40 учеников, и на это количество – 14 педагогов, то есть обучение почти индивидуальное. У выпускников очень высокий средний балл по ЕГЭ, они потом легко поступают в разные вузы. Некоторые родители только из-за детей продолжают жить в Диксоне, чтобы они закончили учебу. Директор там – изумительная женщина. При школе есть небольшой музей, одна комната посвящена бою североморцев в 1942 году, вторая – флоре и фауне Таймыра. Еще посещаем художественную галерею, в которой хранится более 200 экспонатов – картин, скульптур, которые были в свое время переданы в дар Диксону, по программе «Культура – в село». В среду утром едем в аэропорт, чтобы лететь назад.

- Кто проводит экскурсии?

- Я сама. Если нужно, то четыре-шесть часов подряд и больше. Экскурсоводов в Диксоне пока нет. Но, возможно, скоро появятся – насколько я знаю, кого-то сейчас готовят. Объем знаний у меня по этой теме очень большой. Я много читаю, хожу в библиотеки, в том числе в Таймырском краеведческом музее в Дудинке. Там очень хорошие фонды, много рукописных дневников путешественников, журналов. То, что можно найти о Диксоне в интернете, такого впечатления, как эти документы, не производят.

- Как туристы узнают о вас и такой возможности?

- Благодаря сайту, а также нашим поездкам на отраслевые выставки. На 2019 год уже все группы уже набраны, первые пойдут после 22 июля. Это, конечно, в основном опытные путешественники, которые знают, чего хотят. Но встречаются среди клиентов и такие, кто хотят необычной «экзотики», но до конца не представляют, что это Таймыр, а значит, холодно, ветрено, удобств и развитой инфраструктуры нет. Мы предупреждаем, что нужно быть готовым к тому, что все вокруг серое или черное, а солнце часто за тучами.

- Чувствуется ваше трепетное отношение к этому месту. Что для вас в нем самое ценное?

- Это история. Современной жизни там почти нет. И чем больше я читаю, тем лучше понимаю, что Диксон свою функцию (то, для чего он был создан, для чего там когда-то кипела жизнь) уже выполнил. В первую очередь это было освоение Северного морского пути – тогда все корабли, ледоходы, были на угле, судам нужна была заправка. Твердое топливо в Диксон возили пароходы из Норильска.

Первая бункеровка была построена в 1934 году, в самый активный период освоения Северного морского пути, когда нужен был сквозной переход из Мурманска и Архангельска на восток. Полярная станция появилась еще раньше – в 1915 году, так как нужна была информация о ледовой обстановке в регионе, одна за одной шли экспедиции.

Когда суда и ледоколы перешли на жидкое топливо, а потом – в 1960-х годах – появились атомоходы, необходимость в заправке углем отпала. Но полярная романтика осталась. Стали строить порт для других грузов. Перестройка подтолкнула к развалу Диксона – атомоходы шли мимо, заправка им была не нужна. Также отпала необходимость и в Игарке – лес перестали доставлять морским путем, появился Транссиб. Поселок начал умирать.

Но памятники тех лет, великая история освоения Северного морского пути, полярных экспедиций, о которых задумывался еще Петр I, осталась. И ее, на мой взгляд, можно сохранить. Поэтому я и решила делать эти маршруты в Диксон. Не только потому, что там арктическая «экзотика» – история тоже должна жить.

Я всегда говорю, что внутренний туризм – это не бизнес, а творчество. Такой у меня рабочий лозунг. Невозможно сделать какой-то тур раз и навсегда и идти потом по одной дорожке. Нужно постоянно быть в движении – дополнять, совершенствовать. И вот сейчас с Диксоном – вроде бы все готово, но я думаю: что еще можно добавить? Где мы что-то не учли? Можно ли сделать интереснее?

Беседовала Анна Вальцева, RATA-news

Фото: RATA-news

Другие новости по теме «Туры»

Декабрь 10, 2018 - 09:28

Туроператоры назвали самые популярные у россиян европейские направления на Рождество, сообщает АТОР.

 

Декабрь 7, 2018 - 09:39

В уходящем году в Карелии началась реализация первого в России проекта по развитию доступного туризма для старшего поколения. Он позволит людям пенсионного возраста с минимальными затратами путешествовать по достопримечательностям республики и Северо-Запада страны в низкий туристический сезон.

 

Декабрь 7, 2018 - 09:24

В Кении туристы могут отправиться в тур по местам, вдохновившим создателей мультфильма "Король Лев", сообщает The Sun. Начать путешествие можно в Найроби, где находится парк Giraffe Manor, который известен своими жирафами.

 

Декабрь 6, 2018 - 09:49

Компания «Мармеладная сказка» из Тверской области больше 13 лет занимается изготовлением натурального мармелада. И это один из примеров, когда бизнес, развиваясь, не стал придерживаться единственного выбранного направления. Музей мармелада, созданный при компании, сегодня принимает до 200 человек в день.