Владимир Кучеренко: "За активным туризмом в Карелии – будущее"

Компания «Ратас» – один из старейших в Карелии организаторов активных туров, а ее основатель Владимир Кучеренко (фото) работал в этой сфере еще в советские времена, отправляя группы в походы и на сплавы по карельским рекам.

 Мы беседуем о том, что сегодня предлагает компания и почему активные туры – самый перспективный вид туризма для этого региона.

 

- Расскажите немного об истории компании.

- Я начинал свою деятельность в туризме в 1988 году инструктором отдела активного туризма в компании БММТ «Спутник» при Карельском обкоме ВЛКСМ. Организовывал активные туры на лодках, байдарках и катамаранах. В начале 2000-х годов задумался о том, чтобы создать свою фирму, которая занялась бы возвращением активных туров по Карелии. Мы открыли в 2001 году компанию «Конференц-бюро», которая позже была переименована в «Ратас» (в переводе с финского – колесо). А позже построили собственную турбазу «Алекка». Она расположена на месте заброшенного пионерского лагеря на берегу озера Сямозеро, одного из самых красивых в регионе, в 70 км от Петрозаводска. Это близко к нашим главным активным маршрутам по реке Шуя, что позволяет туристам ночевать на базе и утром выходить на маршрут. «Алекка» предлагает размещение в двухместных номерах с удобствами, коттеджи, корпус для школьных групп, кафе, спортплощадку.

 

- Какова стоимость размещения на вашей базе? И насколько высок спрос?

- Ценовая политика загородных средств размещения сильно различается. Я знаю турбазы в Карелии, где стоимость проживания составляет 1500 руб. за номер с трехразовым питанием. Это четырехместные домики с биотуалетом. А есть коттеджи на 8 человек с каминным залом, которые стоят 12 тыс. рублей в сутки, но забронировать их можно минимум на 3 суток. Мы не хотели идти ни по первому, ни по второму пути. В 2013 году у нас была фиксированная цена за двухместный номер в летний период – 2,8 тыс. рублей с завтраком, а зимой – 2,6 тыс. рублей.

 

Каждый год до 2008-го мы отмечали рост спроса на активные туры, затем начался спад, и пока признаков полного восстановления нет. В первые годы рентабельность активных туров была достаточно высокой – 50-60%, даже с учетом ежегодных затрат на обновление снаряжения. Сейчас, конечно, рентабельность снизилась, так как очень выросли цены на снаряжение, продукты, трансферы. Выросла и зарплата инструкторов. Но если цены на активные туры за 10 лет выросли не более чем вдвое, то себестоимость увеличилась в 4-5 раз. И все же активный туризм – это рентабельный вид деятельности и, на мой взгляд, за ним в Карелии будущее.

 

- Причиной спада стал кризис?

- Не только. Главный сдерживающий фактор – цены на железнодорожные билеты. К нам приходит один фирменный поезд Москва – Петрозаводск, в котором плацкарт стоит 2,8 тыс. рублей за место, а купе – 5,8 тыс. рублей. То есть для семьи из трех человек проезд туда-обратно в купе обойдется в 30-35 тыс. рублей. Мы уже по транспортной составляющей не конкурируем с европейскими странами. Турбизнес – заложник естественных монополий. Очень часто стоимость тура по Карелии дешевле, чем дорога к нам.

 

Можно было бы параллельно пустить один пассажирский поезд. У нас ходит еще мурманский, но там всего два вагона останавливаются в Петрозаводске. Два вагона для Карелии – это не поток. К нам в Петрозаводск приезжали представители РЖД по поводу запуска туристических поездов в Финляндию. Мы им говорим: «Пустите к нам в Петрозаводск хотя бы один пассажирский поезд с ценой билета на плацкарт на уровне 1,5-1,8 тыс. рублей и купе 3-3,5 тыс. рублей. И вы увидите, что и на обычный, и на фирменный поезд будет спрос. Это дало бы ощутимый приток туристов в Карелию». РЖД отвечает, что для этого мы должны гарантировать 100% загрузку этих поездов. А как турфирма может это гарантировать, если человек не всегда за месяц знает, поедет он в путешествие или нет. Раньше в поездах были льготы студентам, сейчас их нет, и студентам путешествовать стало слишком дорого. Ведь туризм – одна из немногих отраслей, где именно предложение рождает спрос. Будет предложение дешево съездить в Карелию – обязательно появится спрос.

 

- А помимо цен на проезд что мешает развитию туризма в Карелии?

- Сезонность. У нас лето кормит весь год. Вдобавок у наших людей есть дачи. Зачем тогда им ехать на турбазу? Поэтому привлечь карелов на отдых трудно. Конечно, мы проводим корпоративы и свадьбы, это наше подспорье в межсезонье, поскольку три свадьбы в месяц дают возможность заплатить за электричество и выдать зарплаты, не проедая летние деньги. Мы находимся на такой широте, что нам даже летом приходится отапливать дома. За электричество платим минимум 100 тыс. рублей в месяц, то есть 50 рублей из платы за размещение уходит только на электричество. Наша сезонность и влияет на ценообразование.

 

Еще один фактор – имиджевая составляющая. Есть базы с очень дешевым проживанием. Но проблема даже не в самой цене, а в том, как это преподносится туристу. Сами посудите, что можно получить за 1500 рублей на двоих в качестве проживания и трехразового питания? В итоге интернет пестрит отрицательными отзывами о том, как плохо отдыхать на турбазах в Карелии. К сожалению, довольные туристы редко оставляют отзывы, и в результате те, кто пишет негативно, формируют имидж региона, который распространяется и на тех, кто работает хорошо.

 

- Как вам удается заполнять базу в межсезонье?

- Ставка в межсезонье делается на своих, то есть на карелов, в первую очередь, на жителей Петрозаводска. Но здесь мы проигрываем тем турбазам, которые находятся ближе к городу, поскольку зимой лишние полчаса езды по заснеженной дороге играют роль. У нас проводится много деловых мероприятий, хотя нет полноценного конференц-зала. Сейчас перед нами стоит задача построить такое помещение хотя бы на 50-60 человек.

 

Еще один наш конек – хорошие анимационные программы: новогодние, на Масленицу и Рождество, школьные тематические программы. Стараемся договариваться и с транспортниками, чтобы они не завышали цены, и сами готовы, если надо, «подвинуться» по цене. А так как качество наших программ действительно высокое, то «сарафанное радио» работает на нас. Есть дополнительные услуги – лодки, байдарки, банька, волейбол, футбол, мы организуем выходы в лес.

 

В межсезонье у нас есть лыжные туры, проходящие через турбазу. Есть очень интересные четырехдневные программы в новогодние каникулы. В первый день туристы выходят на пробный лыжный маршрут, но ночуют на турбазе, а во второй день уже уходят в лес, где мы каждый год строим временную избушку с печкой, и туристы ночуют в ней одну ночь. Это незабываемые впечатления, незнакомые люди сплачиваются в таких походах. Утром их ждут разные анимационные «фишки», а потом переход в старинную деревню XVII века и ночевка в настоящей избе на лавках с печкой. Хозяйки этой избы готовят ужин и завтрак в карельских традициях. К сожалению, за два дня такой маршрут не сделать, а на четыре дня мало кто может вырваться с работы.

 

- Как, по вашему мнению, государство может помочь развитию туризма в Карелии?

- Наша база находится в Пряжинском муниципальном районе, и у нас с местным главой района сложились очень хорошие партнерские отношения. Он много делает для развития туризма. У нас в этом году прошел этап кубка мира по соревнованиям на собачьих упряжках, был большой интерес, много гостей приехало из Питера. Развивается сельский туризм. Такие деревни, как Кинерма, Рубчойла давно известны не только в России, но и за ее пределами. А в деревне Киндасово уже 20 лет проходит праздник юмора. Мы всегда собираемся в администрации в начале сезона и решаем, где что надо доделать, где мусор убрать и т.д. Есть такое место Матросы, где дачный кооператив незаконно перегородил подход к реке. Там была настоящая битва из-за этого, и мы с помощью местной власти победили. Так что на районном уровне администрация делает все, что может.

 

Что касается региональной власти, то многие вопросы, увы, не решаются, так как большая часть полномочий передана в центр. Взять хотя бы включение или исключение из реестра туроператоров. На местном уровне должна быть возможность влиять на недобросовестных участников рынка. У нас действует Совет туристических фирм Карелии, который я возглавляю. Собираемся не реже шести раз в год, обсуждаем проблемы и отстаиваем позицию турфирм перед властью. Но сейчас мы не можем воздействовать на нечестную конкуренцию, только через центр.

 

Республика Карелия – дотационный регион, неразбериха с бюджетом не позволяет региональному правительству выстраивать понятную стратегию поддержки туризма, а его нужно поддерживать. В Калужской области, к примеру, в 2013 году выделили 150 млн. руб. на поддержку туризма, а у нас только 8 млн. Из этих денег где-то миллион уходит на выставку MITT, куда отправляют победителей конкурса «Лидеры туриндустрии», второй миллион идет на участие в других международных выставках, 3 млн. рублей – на содержание туристско-информационного центра, остальное на печать буклетов, листовок и т.п. Но это же мизер! Нужно постоянно говорить о регионе. Здесь еще много зависит от человека, который возглавляет туризм в региональной администрации. У нас долгое время был комитет спорта, туризма и молодежной политики, который больше внимания уделял спорту.

 

А вообще нужно, чтобы власть на любом уровне советовалась с бизнесом перед принятием любых постановлений и актов. И не только с бизнесом Москвы и Санкт-Петербурга, но и регионов.

 

- Какова цель вашего вступления в РСТ?

- Это, прежде всего, защита своих интересов с помощью профессионального сообщества, расширение рыночных связей и, самое главное, обретение новых близких по духу друзей, которых, как оказалось, очень много!

Другие новости по теме «»