Артур Идельбаев: «Мы должны привлекать богатых туристов из Европы и Москвы»

Современный туризм – это селфи, уверен совладелец туристической  компании «Велком» Артур Идельбаев. Зрелищные ивенты и колоритные локации по всему пути следования – секрет успеха, который уже отмечен рядом профессиональных премий. О том, как ему удалось за короткий период сделать этнотуры по Башкирии популярным среди иностранцев продуктом – в интервью RBtoday.

– Артур Мирасович, вы работали в сфере журналистики, когда-то были заместителем начальника Управления по делам печати, издательства и полиграфии. Почему решили заняться туризмом?

– Два-три года назад я, как и многие другие, писал о своем видении развития туризма в Башкирии. Мои статьи активно комментировались и обсуждались. Поскольку тема волнует многих, начал больше углубляться в проблему, сравнивал Башкирию с другими регионами и странами, где я был. Меня стали приглашать на мероприятия, которые проводил госкомитет республики по туризму. Я начал выступать, общаться со специалистами. Понял, что идеи, которые пропагандировал, осуществлять некому. Туроператоров не так много и у всех есть свои направления деятельности. Потом посетил семинар от директора очень крутого московского макс-агентства, где нам разложили по полочкам, как надо делать туризм в регионах. Это стало поворотным моментом.

Прошлым летом в начале августа я обратился к своему старому другу Загиру Кутлучурину с предложением начать такой бизнес. Первый тур мы сделали 15 декабря. До этого провели интенсивную подготовку. За пару месяцев объездили практически все турбазы Белорецкого, Бурзянского, Абзелиловского районов. Не было ни одной в национальном стиле, которая отвечала бы нашим критериям. К счастью, мы встретились с хозяином турбазы «Капова-тур» Уралом Халиуллиным. У него домики также не соответствовали требованиям, но он сказал: «Я все сделаю». Тем более туристов прошлым летом приехало мало из-за плохой погоды. Мы ему дали райдер из 120 пунктов, как он должен переделать турбазу. Прописали, какие должны быть скатерти, посуда, во что должен быть одет персонал вплоть до истопника, как он должен встречать гостей, как себя вести, когда можно курить, когда нет. Урал Халиуллин за два месяца полностью переделал интерьер домиков под юрты. Появились ковры, паласы, повесил медвежьи шкуры, башкирское оружие. Также мы вместе с Загиром разработали меню.

– Почему именно этнотуризм?

– Не все со мной соглашались, что въездной туризм в Башкирию должен иметь элементы этники. Не всем казалось это правильным. Кто-то предлагал ставить вперед Нуреева (Рудольф Нуреев – известный танцовщик, некоторое время жил и учился в Уфе. – Прим. ред.), кто-то – природу, хоккей. Мне самому всегда интересно пробовать национальные блюда страны, куда я приезжаю, смотреть на национальные костюмы и слушать национальную музыку. Мне очень приятно, когда нас встречают в национальных костюмах. И местным приятно, когда интересуются их культурой. Мы едем в Таиланд, где нас обслуживают тайки в национальных халатиках и шапках, и нам кажется это органичным. Туристам интересна самобытность.

– У вас есть своя турбаза или работаете на базе «Капова-тур»?

– Мы являемся туроператором, свои базы нам не нужны.

– Планируете сотрудничать с другими турбазами?

– У нас уже несколько туров, мы договариваемся с владельцами локаций, выставляем им свои условия. Если они их выполняют, начинаем с ними работать. Содержание отеля – отдельное большое дело. Управлять турбазой на расстоянии  невозможно, все равно тебя будут обманывать, будут хищения. В случае, если нужна локация там, где ее нет, я сам  вкладываюсь, как это было, например, с «Башкирским двориком» в Альшеевском районе. К следующему летнему туристическому сезону мы планируем еще в двух местах организовать  подобные локации на партнерских условиях. Но заниматься их управлением я бы пока не стал.

– Платите владельцам баз процент от выручки с турпотока?

– Мы заключаем с ними договоры и платим за каждого туриста, которого туда привозим.

– Как решаете вопрос с персоналом для экскурсионной программы? 

– Возникает вопрос с квалифицированными кадрами. В районах с ними трудновато. Мы это понимаем и сразу делаем ставку на специалистов из Уфы. Обучаем, контролируем, привлекаем людей с именем. Например, заслуженный артист Раис Низамутдинов у нас проводит мастер-класс по танцам, национальным музыкальным инструментам.

– В первый же год работы ваши туры успели завоевать гран-при на двух всероссийских конкурсах. Расскажите о них. 

– Этнотур «Настоящая Башкирия» в сентябре получил гран-при всероссийской профессиональной премии «Маршруты России», а в ноябре занял гран-при всероссийской туристической премии «Маршрут года-2018». Также гран-при на «Маршрутах России» взяла конная географическая экспедиция «По следам Пржевальского». Это трехдневный маршрут. Проходит в Баймакском районе по хребту Ирендык. Мы переодеваем туристов-мужчин в офицерскую форму конца XIX – начала XX века, а девушки надевают колониальную английскую форму. Колониальная форма на девушках смотрится очень красиво.

Современный туризм – это селфи. Мы это понимаем, поэтому стараемся сделать наши туры как можно более зрелищными и колоритными. По легенде туристы приезжают в Башкирию конца 19 века, их встречают местные в национальных одеждах, у которых мы покупаем лошадей. Выезжаем в сторону водопада Гадельша и видим большое дерево на поляне, где башкиры собирают бортевой мед. Поскольку в Баймакском районе не сохранилось бортевое пчеловодство, нам пришлось найти старинную настоящую борть и пригласить бортевиков из Бурзянского района за 120 км со своим сотным медом. Туристы останавливаются, бортевики угощают их медом, рассказывают о башкирской пчеле, особенностях местного меда.  Едем дальше – смотрим: мужик сидит у излучины реки Туяляс, что-то ищет в воде. Оказывается, золото. Там находятся самые золотоносные районы Башкортостана. И вот мужик показывает туристам мастер-класс, как башкиры до революции мыли золото.

– И ваши инициативы дают местным жителям возможность дополнительного заработка…

– Мы тоже об этом думали. Только в одном Бурзяне сколько человек задействовано: медовуху делают – зарабатывают, лошадей в аренду дают –зарабатывают. Мясо, курут, эремсек, каймак, лапша – все закупается у местных. Что такое въездной туризм? Это когда человек зарабатывает деньги где-то там, а тратит у нас. И это здорово.

– Конкуренты к вам подбираются?

– Наша задача – поднять имидж Башкирии как туристического региона. Если мы будем делать это в одиночку, никогда не добьемся масштабного наплыва туристов. Это все равно, что в Турции построить один хороший отель – наплыва туристов не будет. А вот когда весь мир будет знать, что в Турции тысяча отелей и вся Турция – это туристический регион, тогда они будут туда стремиться. Поэтому мы помогаем тем, кто что-то хочет делать, не считаем их конкурентами – это коллеги. Консультируем по телефону, встречаемся, если надо выехать на место, мы выезжаем. В месяц к нам обращаются по несколько человек. Чем больше будет в Башкирии интересных туристических локаций, тем лучше и для нас тоже. Вообще я за то, чтобы чуть ли не в каждой деревне Башкирии был свой этноуголок – кафе, гостевой домик.

Даже Геннадий Шаталов – один из мэтров внутреннего туризма, все время подчеркивает: «У вас в Башкирии такие возможности. В средней полосе – Воронеж, Тамбов, Липецк – мы ничем друг от друга не отличаемся. Чтобы показать что-то отличное, нам надо вывернуться, а вы просто свою этнику показываете и уже от нас отличаетесь». Если надоело башкирское, у нас есть татарское. Я планируют до конца этого года открыть маршрут в татарскую этническую деревню Бабай-утары (в переводе – дедова заимка — прим. ред.) в Туймазинском районе. Надоели татарские, есть у нас мордовские села, марийские, чувашские. Можно сделать гастрономический тур по всем основным национальным локациям, а начать с еврейского ресторана в Уфе.

– Как оцениваете состояние нашей инфраструктуры? Производит «впечатление» на туристов?

– Инфраструктура, конечно, безобразная. Мы это учитывали при составлении маршрутов. Делаем ставку на те места, где все более-менее налажено. Ну, допустим, едем в Бурзян, первая остановка в Инзере. Там есть кафе, но туалет не всегда чистый. Мы встретились с руководством кафе, выдвинули свои условия. Они повели нас на второй этаж. Оказывается, там есть банкетный зал с отдельным чистым туалетом. Мы также попросили, чтобы персонал встречал наших гостей в национальной одежде с чак-чаком, музыкой и приветствиями. К нашему приезду должен быть накрыт стол согласно нашему меню. Удорожание в итоге оказалось не сильным, но остановка в кафе для наших туристов стала приятной и запоминающейся. Они приезжают, их встречают как именинников.

Вторая остановка в деревне Кагарманово Белорецкого района у нашего друга в гостевом доме. Мы же не можем сказать: «Давайте мы для туалета остановимся». Говорим: «А давайте мы здесь остановимся чай попить». Люди заходят, стол накрыт, чай, угощения, попутно могут зайти в теплый комфортабельный туалет при гостевом доме. Возим в тур на Торатау группы с детьми. У детей обмен веществ быстрый, часто едят, пьют и часто просятся в туалет. На Торатау туалета нет. Мало кто знает, что в паре километров от горы располагается хороший кемпинг. Там к нашему приезду уже накрыт стол. Перед тем, как залезть на гору, пьем чай с пирожками. Заодно дети могут удовлетворить свои естественные потребности. После восхождения на гору мы снова ведем их в кемпинг. Там у нас обед и все условия. В туризме мелочей не бывает. Мы обязательно должны помнить о том, чтобы гости не испытывали дискомфорта.

– Расскажите, как обычно проходят ваши туры, что в них включено?

– Например, этнотур «Настоящая Башкирия». Туристов из Москвы встречаем в аэропорту, а уфимских забираем у отеля Hampton by Hilton. Сразу едем в Бурзянский район в деревню Миндигулово. По пути останавливаемся в Инзере –обедаем. На место прибываем уже затемно. Когда к турбазе подъезжает автобус, открываются ворота, включаются музыка, прожекторы. Стоят брутальные мужчины в башкирских костюмах с факелами, щитами, копьями. Туристы выходят из автобуса и начинают фотографировать. Их спрашивают: «Кто вы такие, из какого рода-племени?» А мы по дороге с туристами придумываем родовую птицу, родовое дерево, боевой клич. К примеру: «Мы – москвичи, пьем Москву-реку, родовое дерево – береза, родовая птица – сокол, боевой клич “Ура!”». Далее гостей заводят в дом, разносят их багаж по комнатам. К этому времени накрыт стол, ужинаем. Проводим мастер-класс по национальным музыкальным инструментам.

Потом башкирская баня. Самое главное ее отличие от русской – на полки мы кладем сено. Представляете, сено распаривается и разносится запах разнотравья. Также в парилке вешаем пучки душицы, зверобоя, полыни, тысячелистника и холстинку от ульев, от которой идет медовый запах прополиса иперги. Парим еловыми ветками. Делаем спа из меда и медвежьего жира. Минут семь человек сидит, пьет чай с травами. Утром завтракаем, переодеваемся в башкирские костюмы, для туристов проводят инструктаж по стрельбе из башкирского лука. Далее персонал провожает гостей на прогулку. Для этого мы реконструировали проводы башкирских воинов  на Отечественную войну 1812-года. Старейшина племени – сэсэн – в стихотворной форме говорит, что на Страну напали французы, башкиры должны помочь матушке-России, и по башкирскому обычаю дают откусить туристам хлеб. Каждый должен запомнить свой надкус. По поверью, если дома оставался недоеденный хлеб, воин должен вернуться домой живым и невредимым.  Этим же хлебом встречают по возвращении. Садимся на лошадей или на сани, кто не умеет ездить, и выезжаем в поле. Там готовы мишени, навес, устраивается турнир по стрельбе из лука, катание на лошадях, метание копья, кульминация – бой с мешками. Пьем чай из самовара на костре. Возвращаемся, обедаем и отдыхаем. Для женщин проводим мастер-класс по приготовлению башкирских блюд, мужчины режут барана. Кто не хочет, может не участвовать. Но обычно участвуют все. На ужин подается голова вареного барана. По кочевнической культуре ее дают самым дорогим гостям. Потом мастер-класс по танцам и баня. На следующее утро едем в Шульган-Таш.

– Какой у вас турпоток?

– Мы не гонимся за количеством, больше за качеством. Могли бы принять 500 человек, по факту обслужили около 300. Но турист туристу рознь. У нас была группа, состоящая из двух жителей Великобритании. Они сами на нас вышли через соцсети. Хотели посмотреть дикие места. С них мы получили больше, чем с целого автобуса наших туристов. Потом была группа из 27 человек – австралийцы, жители Филиппин, американцы. Им настолько все понравилось, что они решили снова к нам приехать – посмотреть зимнюю Башкирию. Мы должны привлекать богатых туристов из Европы и Москвы. Приехал – тысячу евро оставил. 100 тыс. туристов заплатят, к примеру, $100 млн, а это поступления в бюджет республики. Татарстан так работает. В следующем году и мы будем работать над увеличением числа качественных туристов. Если делать ставку на обычных, мы не наладим систему привлечения богатых. Пляжно-водочный отдых не разовьет туризм в Башкирии.

– Вы себя позиционируете как элитное турагентство? 

– Я бы не сказал, что мы сейчас позиционируем себя как элитное. Выше среднего – да. Ну и комфорт предоставляем. Я никогда не позволю повезти туристов в локацию, где лишь бы сверху не капало и снизу не поддувало.

– Насколько это дело прибыльное и рентабельное? Начало ли окупаться?

– Внутренний туризм – очень выгодное направление деятельности. Оно намного выгоднее, чем выездной туризм, потому что последний зависит от многих внешних факторов: поменялся курс доллара по отношению к рублю, все турфирмы просели; сбили самолет над Египтом – на четыре года это направление закрыли. На моих глазах разорилось очень много турфирм. Успех въездного туризма больше зависит от тебя. Мы поставили себе цель заработать с первого же тура. И заработали. В дальнейшем вкладывались в создание новых туров: пошив индейских костюмов, создание башкирского дворика для «Нарстау». Этот летний однодневный тур с учетом вложенных денег мы окупить не успели. Он начался с середины августа. Включает посещение мавзолея Тура-хана в Чишминском районе и кумысной фермы в Давлекановском районе, где туристы знакомятся с процессом, сами пробуют доить, катаются на лошадях. Затем едем в Миякинский район на источник «Нарстау». В Альшеевском районе останавливаемся на отдых в башкирском дворике. Там сделали загон для домашних животных – содержатся ягнята, козлята, телята, рядом будка с щенком. Получился контактный зоопарк. Можно половить рыбу в Деме, для чего поставили бесплатные удочки, желающие могут пострелять из лука.

– Власти Башкирии много говорят о необходимости развития туризма. Ощущаете ли какую-то поддержку от госкомитета по туризму?

– Почему-то среди некоторых слоев населения распространено заблуждение, что нам государство дает деньги, а мы их отрабатываем. Мы не получили ни копейки от государства, это бизнес. Госкомитет оказывал моральную поддержку. Несколько раз я обращался к Вячеславу Гилязетдинову (председатель госкомитета по предпринимательству и туризму. – Прим. ред.), когда вышла заминка во время запуска географического маршрута «По следам Пржевальского». Он мне помог через Ильшата Фазрахманова (министр сельского хозяйства Башкирии. – Прим. ред.) эту заминку решить. По совету госкомитета мы участвовали в нескольких выставках. Например, в конкурсах «Маршруты года» и «Маршруты России». Нас начали представлять чуть ли не как визитную карточку башкирского туризма. Благодаря этому развивается наш кругозор. Мы видим, как работают другие регионы. Участвуем в круглых столах госкомитета. Государство, на мой взгляд, и должно работать в таком формате: направлять, координировать.

– И в заключение, на ваш взгляд, что нужно сделать властям Башкирии, чтобы началось развитие туризма? 

– Если кратко: это инфраструктура, продвижение региона и создание особенных локаций. В первую очередь надо создать интересные маршруты, а затем выложить информацию на сайты на нескольких иностранных языках. Мы хотим иностранных туристов, но откуда они узнают про нас? Сайты нужно грамотно продвигать с помощью таргетинга и всех современных инструментов. Также мы должны наладить обратную связь, чтобы путем нажатия трех кнопок человек мог забронировать тур и купить билеты на самолет.

Фото: Goldmustang.ru

Другие новости по теме «Туры»

Март 18, 2019 - 10:05

В конце апреля в Италии, как и в других европейских странах, начнется туристический сезон и путешественникам придется гулять в толпе. Особенно это касается одного из самых живописных регионов — Тосканы. Но даже здесь можно найти не столь многолюдные места и пройти необычными маршрутами. О нетуристической Тоскане — в материале РИА Новости.

 

Март 15, 2019 - 03:57

Башкирию, Татарстан и Ленинградскую область объединят туристские маршруты по ленинским местам.

 

Март 14, 2019 - 10:09

Власти региона надеются с помощью этих маршрутов увеличить туристической поток.

 

Март 13, 2019 - 09:56

Туры с вылетом в конце марта можно поймать за 21 тыс. на двоих в Гоа или за 36 тыс на Хайнань. Куба и Мексика стоят сейчас как Таиланд или Иордания. Ценовая картина на туры в конце этого месяца – в традиционном обзоре «Вестника АТОР».